Сергей Хомутов. Авторский сайт                   

Категории раздела

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сквозь строки дневника. Часть 8

13 января 1997 г.
Встречаю Старый Новый год. Конечно, символически без шампанского и водки, просто сижу, смотрю телевизор… В стране всё плохо и неприятно. У меня так себе. Радуют издания, особенно Врангель. Надо как-то презентацию провести. Трудное время, трудные мысли.
Ребенок – это родничок, что должен стать ручейком, речкой. Надо только русло ему проложить по плодородной почве, помочь пробиться к цели. А мы, наоборот, дергаем, сбиваем с пути или такую почву стелем под него, что он ядовитым становится, отравленным или вовсе прерывает движение и в болото превращается, серую грязную лужу. А надо путь указать, помочь доброму течению.
Тело «думает». Поскользнулся, и еще мысли не было, что падаю, а тело уже сгруппировалось и избавило от падения.

25 января 1997 г.
Только сочетание реального и идеального, возможно, и формирует человека.
Печально, если религия превращает человека в раба, что и бывает так часто. Надо уметь совместить смирение перед Богом с несмирением перед действительностью.
Большинство людей приходит к Богу в горе, а не в радости.
Читаю А. Ухтомского. Великий мыслитель и поэт в душе. Нахожу много родственного.
Масса работы, а настроение так себе. Страна живет тяжело, всё ближе к краю. Не видим президента, одни «чубайсы» на экране.
Мучает состояние «Руси», и нехватка времени катастрофическая. Столько планов, а не успеваю.
Бунин в стихах – прозаик, а в прозе – поэт.

7 февраля 1997 г.
Пишется плохо. На себе осознал учение А.Ухтомского о Доминанте… Преобладает инстинкт самосохранения, выживания.
Катастрофически не хватает времени, хоть не знаю, правильно ли его трачу и на то ли извожу часы, дни, месяцы?
  
8 февраля 1997 г.
Космополитизм расцвел махровым цветом в эпоху социализма, когда у нас по типу американского хотели создать советский народ, забыв, что все мы русские, украинцы, татары…
Надо было стереть лица героев прошлого, чтобы уничтожить само прошлое во многом героическое… 

10 февраля 1997 г.
Сталин был религиозно осведомленным человеком и, возможно, не случайно его высказывание про обострении  классовой борьбы при приближении коммунизма. Может быть, в душе он верил, испытывал сомнения и мучения. И ощущая это, он высказал такие мысли. Поскольку при приближении к любому идеалу, в том числе и к Богу, всё тяжелее искушения и метания… 

27 февраля 1997 г.
Свобода может быть только внутри человека, снаружи он никогда не свободен.
Обстановка в стране накаляется. Непонятно что происходит. Неужели не понимают те, кто у власти, что мы в шаге от гражданского столкновения, грозящего возвратом к прошлому в худшем варианте.
Так много работы! Читаю Ухтомского и прозреваю с каждой страницей.

2 марта 1997 г.
До чего же мы пропитались атеизмом в советские годы. Я всегда верил в Бога, но в своей книге «Непокой» ради «рифмы» написал: «Я в Бога никогда не верил…». Хотя следующей строчкой практически опроверг это. Как прибивает идеология.
Весна уже 2-й день, и настроение все же весеннее. Это время года всегда берет свое.
16 марта 1997 г.
Был в Питере. Удивительные два дня. Гостеприимный Дом Бори Орлова, дыхание Петербурга. Все это напоминает старые времена. И разговоры о поэзии.

17 марта 1997 г.
Эти выродки несомненно будут наказаны Богом и многие уже наказаны. Но за что наказан народ?

28 марта 1997 г.
Был в Москве, гоняли с Игорем по столице…
Печально, что в церковь идут сейчас преимущественно убогие и больные, оттого и возрождения истинного нет.
Что берет на себя в строке основное – смысл, звучание, образ, одно слово, рифма и даже форма строфы (рифмовка, вид и т.д).
Выборы: найдут фигуру и сделают ее такой, какой хочет видеть народ.

31 марта 1997 г.
Отчего так деградировали многие мои собратья. Я и раньше был невысокого мнения о них, а теперь и вовсе оно утвердилось. А ведь эти люди пытались войти в историю русской культуры. Увы.

21 апреля 1997 г.
И был семинар, и была пьянка, и была ночь, и день. Талантов мало. Но напились сильно. 

26 апреля 1997 г.
Был вчера у Жени Кузнецова в сером, холодном Милюшине. Удивительный он человек. И мыслитель, и деревенский мужик. Говорит только о литературе, как будто ничего другого вокруг нет. Он говорил, я слушал. Дал мне соленой рыбы и банку варенья. Говорили, что не интеллигентный человек, а умный нужен миру. Делаю его книгу.
Дни идут в заботах. Стихи пишутся. С журналом тяжело, но кручусь.

24 мая 1997 г.
Живу ужасно напряженно. Дела заставляют. Но на путь истинный по-прежнему не удается встать. Обокрали в ресторане, но деликатно, жив остался, и в одежде. Стихи пишутся неважно, на прежнем багаже. Здоровье начинает пошаливать. Но работа, работа, работа…Подумываю о том, чтобы бросить «Русь». А вокруг сумасшедшие и юродивые. В стране всё то же. Воры – грабят, народ – копается на грядках, политики – шумят.

25 мая 1997 г.
Интересное определение эпохи социализма: вокруг любого дела всегда были – сначала шумиха, потом неразбериха, затем наказание невиновных и награждение непричастных.

6 июня 1997 г.
…Работы масса. Пишется средне. В стране застой.
Надо в первую очередь делать то, что не сможешь сделать потом, только сейчас.
Хотел бросить к чертям «Русь». Не получается. Грешневиков против и все остальные.
Хочется писать и писать.
 
7 июня 1997 г.
Идет разговор о молодежи, что происходит с новым поколением, со страной. В кадре Говорухин, Быков. Спорят, почему уходят в наркоманию и алкоголизм и у нас, и в Германии, и в Америке. Да все дело в том, что это болезнь невозможности реализовать свои стремления. А такое есть в любой стране. Но капиталистический строй на начальном этапе  больше характерен подобной невозможностью. И от страшных попыток реализации идет перегрев, организм требует отключения водкой, наркотиками и прочими гадостями. Довершает все депрессия.
Виделся в Москве с Жегловым, Латыниным. Живут натужно.

16 июня 1997 г.
Идеалы и общественный строй – вещи совершенно разные… 
Наше время рушит идеалы – то, что является основой человека, а значит, уничтожается человек…

27 июня 1997 г.
Опять ОРТ заговорило о фашизме, знать, предохраняются от возможных столкновений, почти неизбежных, страх нагоняют на народ. Гнусно и подло.
В России всегда главной была идея власти. Только власть стремились получить, пристраивая к ней впоследствии различные идеологии и манифесты. Иной путь в реальной политике исключен. Иное – миф, атрибутика, воздух…
Съездишь в область, словно в дерьмо с головой окунешься.
Приезжал Юра Кублановский. Поговорили…
«Русь» дышит на ладан, но, кажется, смогу ее вытянуть и на этот раз…

29 июня 1997 г.
Печально видеть, как власть отгораживается от народа. Даже дозвониться до начальника невозможно, а маленький начальник не может большого достать. Какая же это демократия?..

1 июля 1997 г.
Высоцкий – актер не великий. Он не умел перевоплощаться на сцене и играл все время самого себя. Так один образ и застыл на его лице – будь то Жеглов или Гамлет. А вот в песнях, стихах – он был мастер перевоплощения.
Звонил Максим Калинин. С характером парень. Из таких или что-то выходит, или не выходит ничего…
12 июля 1997 г.
Ночью был скандал в квартире над нами. А мне вспоминалась вся моя странная жизнь… для чего все это пустое, злобное –  нечеловеческое.
Есть, очевидно, та сила, которая никак не желает вернуть Толстого православию, слишком весом будет этот культурно-духовный кусок. Потому-то и разжигают антитолстовство среди недалеких людей.
Просто – поверить без доказательств в существование Божье. Гораздо труднее отыскать в своей и окружающей жизни несомненное его присутствие… 

21 июля 1997 г.
Всю жизнь меня окружают сумасшедшие или психически ненормальные люди... Они со странной закономерностью тянутся ко мне. В чем загадка такого притяжения и кто такие сумасшедшие? Может, это просто существа, живущие в другом измерении, иной системе координат, оттого не понимаемые прочими?
Теперь уже точно ясно, что люди – существа неоднородные. Это словно какие-то подвиды. Одни – разумные, другие – утратившие разум, одни – мирные, другие – агрессивные, одни – благородные, другие – гнусные и т.д. Но как они делятся, почему произошло это деление и где его истоки – не ясно. Пожалуй, они все-таки за пределами настоящей жизни человека.
Всегда конфликтом в литературе была борьба прогрессивного нового со старым, а теперь кажется хотят сделать наоборот: прогрессивное – старое, и нехорошее – новое. Но ведь это – абсурд, почему же тогда то прогрессивное рухнуло?
Религия – тоже палка в таком виде, в каком мы ее организовали. Ее всегда использовали власть имущие, и только святые понимали всё, как должно. Но много ли их, святых?
Ночью луна светила в голову и почему-то всю ночь не спалось, а в голове стоял какой-то холод.

28 июля 1997 г.
Исследование, которое я хотел бы написать «Рождение творца. Истоки поэтического вдохновения и составляющие таланта». Возможно, какое-то другое название, но суть именно эта.
Был в Казанской церкви. Хочется издать Родиона Путятина. Он достоин того, чтобы люди его читали.

23 августа 1997 г.
Вчера был приезд Патриарха на Рыбинскую землю. Зрелище – торжественное, но и печально комическое. Всё смешалось в Отечестве. Бывшие партноменклатурщики, исключавшие из партии за крещение детей и насаждающие в храмах скверну, идут рядом с Патриархом, а народ по-прежнему позади. О, Господи, что за нелепость наша жизнь?! Любопытствующих было море, а истинно верующих, конечно, немного. И все-таки это благое событие, благая весть. И Патриарх, и перезахоронение Родиона Путятина, и молитва над Волгой во храме Спасо-Преображенском.
Понял на себе слова Якушева: «Чтоб даже ночью снилась боль уставших за день плеч». Это не образ, это – точная деталь. Сжег спину и снилась эта болящая спина всю ночь.
Вышел «Заслуженный собеседник». Замечательная книга. Она поможет многим и просветлит их умы.

29 августа 1997 г.
Уже 47. Сколько еще? Что впереди: работа, жизнь, творчество?.. Всего много, даже слишком. Мало времени для творчества – это печально. Вчера был в Ярославле. Энергичен Грешневиков, приятно посмотреть на него.
Без водки я, конечно, не смогу, это ясно. Мало радости в жизни. 
Приехал А.А. Мусин-Пушкин. Говорили о жизни во Франции. Та же тягомотина и весьма непродуктивная. Работа и работа, непонятно во имя чего.
Читаю книгу Коржакова о Ельцине. Любопытный труд, талантливый журналист писал. Прямо Дюма  по части раскрытия интриг нашего Двора.

9 сентября 1997 г.
Был в Борке на конференции по Сухово-Кобылину. Чудесный поселок, прекрасные люди. Видел Алексея Ракова из журнала «Дружба», рассказал о Фирсове, который издал книгу православных стихов. На что Леша пошутил: «Ты же Ленину всю задницу вылизал, а теперь о Боге…».
Только чувство удовлетворения, достижения, наслаждения достигнутым делает жизнь состоятельной. Иначе она бессмысленна.

27 сентября 1997 г.
Жизнь идет своим чередом. Работы много, денег всегда не хватает. Скоро выходит в свет сборник «Ярославская лира». Книга удивительная и, в некотором роде, единственная в России. Уровень стихов очень высокий. Разрываюсь. Хорошо хоть на стихи времени хватает, но на другое не на всё. Бог еще дает здоровья…Уже 25-го в этом году выпал снег. Рано. Но, может, хоть дадут воду горячую и отопление. И то радость. В стране смута и стон, вранье и истерика политиков…

5 октября 1997 г.
Вопрос отношения искусства и идеологии еще долго, а может, и вечно будет стоять перед художником. И это не суть организации искусства, а суть организации человека, живущего по определенным законам – его психики и поведения.

19 октября 1997 г.
Был в Москве. Видел Жеглова, говорил с Латыниным. Москва и хороша, и скверна в своем православном и дьявольском обличье. Малость выпили. Говорили. Ездили по Москве. Был в Думе, которая шумит… свергать или не свергать правительство?..
Копаю свою родословную. Любопытно.

9 ноября 1997 г.
5-го Андрюшке вручили удостоверение «Мастер спорта»… 
Живу тяжко. Работы непочатый край. Все какие-то бумажки, расчеты, отчеты. Ужас! Стихи пишутся, но времени на них мало. 
В стране прежняя неразбериха и никакого улучшения…
Важно найти такую форму стиха и такую расстановку слов, чтобы передать настроение: холод, тепло и т.д.
Поэзия – новый порядок слов, выражающий свежие мысли в свежем звучании…      
  
24 ноября 1997 г.
Был в Ярославле, Зашел в писательскую организацию. Там сидели Сударушкин, Бородкин, Сокол. Опять предложили выпить по причине выхода книги Сударушкина в приложении к журналу «Русь». Сильны эти старики. Бутылкой не обошлось. Вечно что-то попутает. Не хочешь, а вот… И говорить почти не о чем, а говоришь и говоришь…

27 ноября 1997 г.
Ездил к Жене Кузнецову, возил книжку. Получилась аккуратная. Ему понравилась. Деревня живет по своим законам и природа тоже. Снежный лес, рыбаки в автобусе,  это внушает какую-то веру. У Жени все разговоры по-прежнему о литературе, новом романе… Выпили почти безградусной малиновки, старики угостили. Расцеловались, и я поехал в город, в свою жизнь.
Книги пошли косяком, но уверенности в будущем нет.

28 ноября 1997 г.
Надо искать деньги на журнал, тяжкая работа. Авось, Толя поможет. 

1 декабря 1997 г.
Какое-то новое поколение поэтов приходит: холодноватое, отстраненное, без наших порывов и полетов. В них что-то от канцеляристов.
О стихах: поэтическое выражение должно быть между сугубой осмысленностью и игривой бессмыслицей, между туманной абстракцией и скупой жизненностью.
Когда разброд в уме, – что делать – надо делать то, что определенно необходимо.

12 декабря 1997 г.
…Как они трусливы и в то же время тщеславны эти советские доктора и академики, как полуграмотны и полупещерны. Разрушив одну иерархию в России, мы создали другую, где опять низы и верхи, и одни низкопоклонствуют перед другими.
Человечество на исходе 2-го тысячелетия ждут страшные потрясения, поскольку оно так и не стало человечеством. И это нам суждено увидеть.
Соглашайся с женщиной и делай всё по-своему.
О стихах: главное построить строку – свежую, благозвучную, точную по размеру, а из строк слепить замысел.

18 декабря 1997 г.
Вся жизнь – сочетание отношений душ и оболочек, и больше, наверно, – оболочек. Что наша старость? Изношенность тела. Что такое молодость? Его свежесть. А души и оболочки – самое великое противоречие. Порой старик в душе моложе молодого и ребенок мудрее взрослого. Вот она – странность этой жизни.

30 декабря 1997 г.
Более всего сейчас волнует вопрос самостоятельности человека…
…Все больше ненавижу свой «родной» народ за его тупость, леность, неграмотность, подлость и прочее. Но из ненависти едва ли что-то произрастет, и другого родного  народа у меня нет. Да и болезнь ли это только русского народа? Ведь Христа распяли «благородные» иудеи.

23 февраля 1998 г.
День Советской армии или уже Российской, или еще что-то… Был Розов. Идут фильмы о войне. Чем они так привлекают, страшно даже: смерть, стрельба и прочее…
Работаю, как скот, а в стране всё хуже. Книги почти не покупают, Что дальше, – уже и прогнозов нет. Напечатали в журнале «Нижний Новгород». Подборка так себе. Гораздо лучше в «Ярославском альманахе – 97», наверно, лучшая из всех моих подборок. Но кому сейчас стихи нужны?

11 марта 1998 г.
Это 8 марта был в человеческом виде. Пью мало, и не хочется что-то. Здоровьишко, видно, пошатнулось. Умер Петя Паламарчук. Жизнь на короткое время связала нас. Жил он, в общем, непутево, но жаль человека.
Был в Москве на конференции. Скучно и грустно. Литературы нет, а все говорят о ней…
Великолепен Морденко в «Петербургских трущобах». Для него дело выше всего. Никаких эмоций. Дает 25 рублей и не больше за крест с цепочкой. В любом большом деле такое самоотречение необходимо по отношению к себе, великая твердость. Дрогнул… и всё…
Отобрали у Кулакова Литстраницу. Неплохо, вроде бы, получится. Ребята будут расти: Саша Калинин, Советников, Эль….
В стране тупизна полная. Лица людей угрюмы и серы, никакого вдохновения. Что-то будет, что-то будет…

10 апреля 1998 г.
Безобразная ссора Лебедева с Соколом. Из-за стихов, из-за святого почти драка.
Утверждают Кириенко. Сегодня провалили, но это бессмысленно.

14 апреля 1998 г.
Россия – страна «говорителей». Все говорят, говорят, говорят, а как доходит до дела, слова уходят в слова. Печально.
Человек един – и мысли, и слова, и чувства. Если разброд, он теряет самого себя.
Удивительные слова Ванги: «Не желайте слишком много, вы не сможете рассчитаться».

22 апреля 1998 г.
Молодость думает, что все можно будет сделать потом. В этом она глубоко заблуждается. Потом будет трудней и проблематичней.
Завтра юбилей писательской организации – 60 лет. А организации уже почти нет... 

Одна из самых труднейших наук – педагогика. И по школе, и по семье это понял.

4 мая 1998 г.
Майский праздник прошел трезво, в работе. Дни унылые, но плодотворные. Пишется неплохо и много. Общественная жизнь  в стране на точке замерзания. Народ ринулся на дачи. Издательство и журнал работают. Человечество звереет. Но весна – и это прекрасно!

15 мая 1998 г.
Жизнь в стране усложняется. Близится великая смута, сумасшествие во всем. Делают героя из Лебедя в Красноярске. Пишу, издаю книги, их покупают даже немного… 

1 июня 1998 г.
День защиты детей – кощунственно звучит. День удушения детей – более верно для нашего времени. Приезжал Грешневиков, сошлись с… коммунистами. Убожество. Страну трясет, и у меня сплошная нервотрепка. Одна радость – людям удается помочь.
Как страшно делит людей это время. 
Приехал московский писатель и издатель В. Воронцов, передал привет от Л. Фирсовой. Помнят – хорошо, но общение вряд ли возможно.
Андрей сдает экзамены, что получится – неясно. В стране забастовки, голодовки, неурядицы.

8 июня 1998 г.
Хорошее образование в советское время, конечно же, – миф. «Учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь», – сказал классик. С работой проблем не было. Поэтому сейчас наше поколение, да и предыдущие, прозябают или воруют… 
Странное отношение у людей, казалось бы, призванных к порядку по роду деятельности, к другим сферам. Замечаю по книгоизданию. Учителя готовят неграмотные рукописи, авиаконструкторы – небрежнейшие. В своей работе они этого никогда бы не допустили. А здесь – можно.
…Работаю, пишу, борюсь. Думаю готовить книгу «Богема». Вышел сборник стихов рыбинских авторов. Неплохой, вроде бы.

14 июня 1998 г.
Уже надежно стоит ужасный зной – 30 градусов. Все в поту и тяготе. Читаю сразу 3 корректуры, и тяжеловато приходится. В стране неопределенность и напряжение. Стихи пишутся, но все это не очень кому-то нужно… Вышли «Мусины-Пушкины в истории России» и «Любитель природы».

28 июня 1998 г.
Работа. Работа. Работа… Чем больше берешь, тем больше на тебя сваливается… 
Счастье – понятие относительное. Для одного оно – в здоровье, для другого – в любви, для третьего – в достижении цели, для четвертого – деньги и благополучие. Одна женщина, страдающая запорами, сказала: «Какое это счастье, когда можно каждое утро сходить в туалет?!» Я подумал: «Какой же я, выходит, счастливый».
Старость – это, когда перестаешь замечать взгляды встречных женщин, устремленные на тебя.

26 июля 1998 г.
Конечно, ни Высоцкий, ни другой, подобный ему, не пить не могли в этом мире, где всё  несовершенно и прозрение  страшно. И этот страх, и этот ужас, и это понимание можно залить только горькой отравой, горечь – горечью.
Эмиграция разочаровала и сама разочаровалась в своих порывах к России. В первое время они, очевидно, надеялись вернуть имущество, но когда не получилось, впали в равнодушие, суету, нервозность. А души-то русские уже растрачены.
В этом году Бог посылает мне вдохновение и признание. Масса публикаций и добрых слов. Это радует, но больше то, что работается, пишется, творится. Сам удивляюсь, никогда так не было, даже в лучшие годы. Душа что ли созрела? И времени нет, и сил, а стихи льются.

29 июля 1998 г.
Какая-то невероятная неделя. Две публикации. Встречи…Поход за малиной, весьма удачный, выход книги о Тутаеве и прочее. Господом послана неделя накануне августа – моего месяца.

8 августа 1998 г.
…Сегодня была встреча мологжан: грустно и весело. Работы полно, а работать лень.

22 августа 1998 г.
Стихи пишутся для себя и Бога, истинные стихи, а читатель – уже посредник между  Богом и тобой. Он внимает, воспринимает, оценивает, но писал ты не для читателя. А если ты пишешь для него, ты уже от него зависим: разноликого, разновкусового, а иногда и очень далекого от Бога.
Звонил Саша Калинин. Что-то у него не в порядке.

28 августа 1998 г.
Сегодня ночью умер Александр Леонидович Дынкин, для меня, по сути, – человек-легенда. Работал до последнего дня. Жизнь свою рассчитывал и предвидел до мелочей. Завидная судьба. Уходят люди Советской эпохи, а с ними и сама эпоха.
…Кириенко сняли. Объявлен дефолт. Доллар вырос раза в четыре. Это закономерно. Плохо или хорошо, – покажет время. Если поддержат своего товаропроизводителя, начнется подъем России.

29 августа 1998 г.
Из жизни любого поэта и художника можно сделать миф, поскольку существование творца простирается от земли до неба, от рая до ада.

30 сентября 1998 г.
…Вышла книга «В краю чужом». Удивительное издание, полезное. Жизнь тяжела: дороги, суета, нервотрепка… 

17 октября 1998 г.
Что делать дальше, знаю, а вот, как жить и для чего – нет. Стихи? Дети? Просто жизнь? Издание книг, журнала? Друзья? Но все это есть, в сущности, только тогда, когда есть нечто высшее. А его-то пока и не могу найти. Точнее было что-то, но утрачено. Постоянные истерики всех вокруг наскучили и глупы. Высший смысл я понимаю, но он далек от нашей земной суеты и от меня в этой суете. Дотянусь ли?

26 октября 1998 г.
Мысль должна непременно овеществляться, переходить в слово, в дело, творение, иначе она бесполезна, повисает в пустоте и умирает.

6 ноября 1998 г.
Очередная годовщина безликого Октября. Пустые затеи уходят в пустоту: всеобщее равенство по приказу, братство под винтовкой, счастье неясно в чем.
Жизнь идет скучновато. В стране бардак. Президент хворает в Сочи. О нем уже никто не вспоминает. Выпал первый снег, но еще тепло.
Бояться надо не нищеты, а незаслуженного богатства.

16 ноября 1998 г.
Завтра решающее собрание учредителей журнала «Русь». Надо разрубить этот гнусный узел равнодушия.
В октябре в Рыбинске родилось 128 человек, умерло 328. Над городом нависает крыло вымирания. Народ обезумел, раздавлен, расплющен, в одиночку здесь не выжить.

28 ноября 1998 г.
В стране творится что-то ужасное. Убили депутата Галину Старовойтову. Загибается президент. Хотят бороться с бандитами, но кто кого перестреляет в большем количестве, – непонятно… Журнал тоже еле дышит, издательство белее-менее. Избиратели стонут. Люди начинают голодать. Цены растут ежедневно, держатся еще на хлеб и муку, слава богу. Плохие прогнозы сбываются. Стихи пишутся. Начинают разоряться газеты. Книги дорожают, да и покупать их некому. 1999-й будет самым тяжелым из всех предыдущих лет.
…Просматриваю Ж.-Ж. Руссо. Мудрый человек, но, в общем, уже далек от нашего времени. Хотя философски красив.
Жить надо спокойней. 

31 января 1999 г.
Был в Москве. Скромно. Видел Волкова, Левченко, Степанова. Да, уже новый год начался, вроде бы, неплохо… 
…Продажные политики, падшие президенты, рабоподобные особи и т.д. Пока мы идем не к Богу, увы.

22 марта 1999 г.
В январе в Рыбинске родилось 117 человек, умерло 322. Браки заключили 65 пар, развелись 60.
Завтра у меня «бенефис» в «Авиаторе», в театральной гостиной.

24 марта 1999 г.
Американско-натовские подонки ударили по Югославии. Будет много крови… 

16 апреля 1999 г.
Да, была такая разновидность поэзии как Советская. Особая разновидность стиха, основанная на морали, советских принципах жизни и понятиях о ней. Большей частью эти стихи были сюжетны, идеалом их было добро, чистота. Особый лексический строй был в тех стихах и особые чувства. Н. Рубцов, Е. Маркин, Ф. Фирсов, В. Баянов, Д. Блынский, Ю. Друнина, С. Наровчатов – сумбурное перечисление имен этой поэзии. Возможно, когда-то я вернусь к этому чудесному явлению, чтобы сказать о нем подробней, о советской поэзии, возможно, уже ушедшей навсегда.
Сильнее всего бьет грубость, когда ее не ожидаешь...

4 мая 1999 г.
Американцы продолжают бомбить Югославию. Бог наказывает их убийством детей, ураганом «Торнадо» (сегодня), но они, ослепшие, не понимают этого… 
Майские праздники отметило снегом. Погода: мороз и солнце.
Русский дух ненавидел еще Кощей Бессмертный. Тонко было подмечено в русских сказках это. И многое другое: страсть нечистых к золоту, враждебность ко всему человеческому.

16 мая 1999 г.
Президент…сдал Примакова и еще теснее окружил себя холуями. Дальше что?
…Была ужасная весна со 2-го по 12-е мая – снег. Это какое-то наказание или следствие войны в Югославии. 

18 мая 1999 г.
Мудро поступали основоположники Советской власти. Всё у них было продумано и четко. Приговаривали не к высшей мере наказания, а к высшей мере социальной защиты.
Не доверяют те, кто сам не честен.
Наверно, в русском мате кроется выплеск через определенные звуки отрицательной энергии. Потому так привыкли мы к этому и так он нам дорог. Но излишний выплеск ведет к перерасходу энергии.

19 июня 1999 г.
Вот и прошло 200-летие Пушкина. О Пушкине все сразу забыли. Приезжал М. Леви с девушкой Татьяной. А мы бурно отметили… Два дня был Юрий Кублановский. Обошли с ним все кафе и кладбище, и город. Много говорили. Побывали на Пушкинской выставке в музее. Город, которым правит мафия, ему на этот раз понравился, даже стриптиз, которым закончился праздник города и 200-летие Пушкина.
Накануне был у К.Е. Якушевой. Старушка тихо уходит. Но наше посещение ей было приятно, оно совпало с запоем Артема – жутким, угрюмым зрелищем… 

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Друзья сайта

  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании